Рассказ Ясны

Для связи с Ясной:


Ясна, ты переписываешься с политзаключенными?

Да. Своё первое письмо в тюрьму я написала в конце 2017 года. Сначала не решалась отправить, месяца 2 оно лежало. В начале 2018 года всё же решилась. Сначала я переписывалась с двумя ребятами по делу АБТО. По этой причине я вошла в Фейсбуке в сообщество поддержки политзаключённых и читала там новости, потому что очень важно знать, не перемещён ли твой адресат в какое-то другое учреждение, не увезли ли его на лечение и т.д. Там, в Фейсбуке я натолкнулась на пост об Армане.

Почему ты решила написать Арману?

Из этого поста я узнала, что Арман веган, что он остаётся веганом в СИЗО. Он просил передать через это сообщество, что он ищет друзей-веганов по переписке. Я всё следила за этим постом, читала комментарии, считала лайки, шеры, которых очень мало было, и понимала, что никаких друзей-веганов у Армана не прибавляется, никакие веганы в комментариях не отмечаются. И тогда я поняла, что я просто обязана поддержать брата-вегана, я веганка сама и знаю, как важно понимание и поддержка в этом.

Что это вообще за «Дело Сети»?

В октябре 2017 года задержали нескольких ребят из анархического движа, в том числе и Армана, хотя, как я узнала позже, от движа он тогда уже был отписан. Как раз за то, что он сделал с Женей ещё в Новосибирске в 2014 году, насколько я знаю. Сначала никто толком не понимал, что происходит, пока в январе 2018 года один из задержанных не сообщил о том, что к нему применялись жестокие пытки. Через некоторое время заявление о пытках сделали и некоторые другие ребята, которых задержали. Их склоняли дать признательные показания о том, что они планировали теракты.

Арман тоже сделал заявление о том, что его пытали?

Да. Он сделал это последним, уже после предъявления обвинения. Я не юристка, но как я поняла, благодаря этому он смог получить хорошие условия в СИЗО (единственный не имел ни одного замечания от администрации) и более легкую часть статьи о терроризме. Двое ребят из Пензы, которые заявили о пытках до предъявления обвинения, получили часть первую статьи 205 – их назвали (якобы) организаторами сообщества. А Арман прошел как участник, получил вторую часть 205-й статьи, несмотря на то, что материалы дела основаны во многом именно на его показаниях и на его переписке с информатором. Об этом я узнала, когда присутствовала на открытых заседаниях суда в Пензе, куда я ездила к Арману.

Ты знала всё это об Армане, когда начала ему писать?

Нет. Об этом я узнала уже на судах. Сам Арман писал мне, что он абсолютно аполитичный человек, уже несколько лет как разочаровался в анархизме и вообще он не сторонник никаких «-измов». Он писал, что никогда не думал, что он или кто-то из его друзей может оказаться в тюрьме. А ведь тема с репрессиями в адрес анархистов, к сожалению, обыденность, они постоянно подвергаются угрозе заключения. Если бы Арман был в движе, он бы об этом думал. Естественно, я верила всему, что он писал. Для меня потом стало большим сюрпризом, что кто-то его считает идейным анархистом и акционистом. Мне он прямо писал о себе, что он не анархист и совершенно аполитичен.

Когда ты поняла, что вы сближаетесь?

Он писал мне, что он очень одинокий человек. На 8 марта я отправила ему бланки пустых открыток, мол, подпиши и отправь своим подругам. Он ответил: спасибо, но открытки мне не нужны – женщины мне не пишут. Хотя ладно, отправлю маме и бабушке.
Я была поражена, ведь я нахожусь в сообществе поддержки политзеков и я знаю, как много женщин пишут заключенным. Неужели ему пишу я одна? Я почувствовала на себе огромную ответственность за эту переписку, и в то же время волну сочувствия к Арману. Грешным делом, я даже заподозрила расизм: вдруг ему не пишут, потому что он азиат (его отец — этнический казах)? Мне захотелось помогать ему всеми силами.

Позже я узнала, что, конечно же, он переписывался со многими женщинами, как и практически любой политзаключенный по громкому делу.

Что ты сделала после того, как прочитала это письмо Армана?

Я захотела помогать ему всё больше, оформила ему подписку на журнал, прислала несколько книг. Это обычные вещи, которые я делала и в адрес других заключенных. Но Арман на это ответил мне очень эмоциональным письмом, написал, что «его сердце пронзила стрела Амура». Стал спрашивать про моё отношение к нему. Когда я написала ему письмо, что он классный друг, интересный человек и тому подобное, он ответил, что тогда он не может больше со мной общаться лично, неформально, не будет отвечать на мои личные вопросы, потому что моё письмо слишком сухое.

Он стал много писать о своих эмоциях, типа, он очень боялся открывать моё письмо, очень волновался, ему важно моё отношение. Писал, что я его единственный источник радости в этом «театре теней в театре абсурда».

То есть тогда ты еще не хотела с ним сближаться как девушка? Как же получилось, что он сделал тебе предложение брака и предложил переехать в Пензу? Начал говорить с тобой о сексе?

Это было очень странно. Однажды я написала ему откровенное письмо о моём прошлом, о том, какой я человек. Неожиданно он отреагировал очень тепло, с максимальной поддержкой. Он писал мне, что хочет быть моим дневником, что я могу писать ему обо всём, и он сделает всё, что только в его силах сейчас, чтобы мне помочь, чтобы меня поддержать.

Я никогда не встречала такой искренней, как я тогда думала, поддержки, веры в меня, а мне это было так сильно нужно тогда. И я на эту его поддержку подсела. Но в то же время я чувствовала, что я ему должна. Что он так много мне даёт – я должна дать ему ещё больше.

Помню одно его письмо. Он написал, что если бы мы летели вместе в самолете, он бы попросил для меня плед. До этого я писала ему, как мне неловко в житейских ситуациях, например, просить плед в самолете. То есть я в нем видела ту поддержку, в которой всегда нуждалась.

Поэтому когда он написал, что хочет видеть меня в Пензе, я ответила, что приеду. И согласилась просить у суда свидание с ним. Тогда же он начал мне звонить из СИЗО.

Когда это было?

Это был конец августа-начало сентября 2019 года.

Как ты решилась бросить всё в Москве и поехать в Пензу?

Арман написал мне, что ко всем остальным ребятам на суд приходят близкие, а к нему «приходит никто». Так и написал. Его мама в Новосибирске, друзья в Петербурге. Пенза для него чужой город, он здесь один. Я почувствовала такую боль, отчаяние, одиночество за этими его словами. После такого я не могла ему отказать и поехала на суд. Сначала я думала, только на один день.

Кстати, меня очень удивило, что его мама, совсем не зная меня, предложила мне оплатить билеты и разрешила жить в квартире, которую она снимала для адвоката Армана. Я, конечно, от денег отказалась, но было ощущение диссонанса. Я же знаю, как сильно нуждаются в деньгах родственники заключенных, они не раздают их незнакомым людям. Даже сама она за 2 года летала к Арману всего несколько раз, а мне уже готова перечислять деньги на билеты?

Почему ты осталась в Пензе на 4 дня, хотя изначально взяла билеты только на один день?

В первый же день Арман в зале суда мне сказал: «Сдавай билеты». Он сказал, что якобы кто-то что-то мне хочет передать очень важное от «человека, который влюблен в тебя». Позже Арман сказал, что выходит его сокамерник и именно он должен мне позвонить, встретиться со мной и передать что-то очень важное от Армана. Я почувствовала, что не могу Армана подвести, я осталась. Но за эти 4 дня мне никто ничего не передал и не позвонил, тогда у меня впервые появились сомнения насчет того, правда ли вообще всё то, что говорил мне Арман. Меня удивило, что Арман мне даже ничего не объясняет, как будто так и должно быть, что мне никто не звонит.

Где ты жила всё это время?

Я жила у адвоката Армана. Сразу же после суда адвокат отвез меня на машине на вокзал и я сдала билеты на тот день. Потом он отвез меня к нему домой, в квартиру, которую для него снимала мама Армана. Почти сразу суд мне отказал в свидании с Арманом, и тогда адвокат мне впервые сказал: «Чтобы увидеться с Арманом, ты должна выйти за него замуж».

Я была шокирована: как замуж, когда я уже замужем, у меня хорошая семья, ребенок, планы на будущее. Адвокат мне ответил, что я сама себе придумала ограничения. Что я единственная надежда для Армана. Позже он писал мне в телеграме, что он говорил о браке, когда думал, что у меня к Арману настоящие чувства. Всё это было так дико, так странно. Адвокат писал мне про моего мужа, что он не настоящий мужчина и всякие такие вещи. Почему-то, когда я уже позже перестала общаться с Арманом, адвокат удалил всю нашу переписку.

Тебе Арман тогда уже предложил брак?

Нет! Меня это и удивило. Почему меня адвокат каждый день уговаривает на брак с Арманом, в то время как Арман мне не делал никакого предложения? Позже я получила предложение от Армана и подумала, что, видимо, они с адвокатом уже заранее договорились. Но это мои догадки.

Когда Арман сделал тебе предложение?

Это было в мой последний день в Пензе. Все эти дни Арман усиленно слал мне сердечки, поцелуи и всё такое. И в последний день он передал через адвоката мне письмо, где писал о физической близости, о встрече в комнате длительных свиданий и говорил, что это станет возможно, только если я соглашусь стать его женой.

Что ты ответила ему?

Арман просил меня не отвечать, сказал, что у него будет инфаркт ноги, если он прочитает мой ответ. В то же время, когда он позвонил мне после этого письма из СИЗО, он спросил меня про ответ, спрашивал, взаимны ли его чувства. Я ответила Арману: нет, я не согласна на брак.

Это его шутка про «инфаркт ноги»?

Да. Понимаешь, если бы он не был классным и смешным (на словах), то он никого и соблазнить бы не смог.

Тебе было легко отказать Арману в замужестве?

Нет, очень трудно. Я очень много думала. Я спрашивала себя, как я могу отказать человеку, политическому заключенному, которому так тяжело. Для меня это только формальный статус в паспорте, а для него, как он писал в письмах, вся жизнь. После моего отказа он начал писать, как он невыносимо страдает. Он написал, что сейчас у него самое худшее время в жизни, ему не было так тяжело и так больно даже когда его задержали, даже когда пытали.

Я понимала, что я разрушу свою семью. Но я думала, может быть, я должна принести себя в жертву, ведь Арману тяжелее, он в тюрьме, а мы все – на свободе.

И всё-таки ты не вышла за него замуж. Почему?

Это произошло благодаря помощи неравнодушной женщины.
Перед тем, как принимать такое серьезное решение о браке, я решила спросить о том, какой всё-таки Арман человек, у тех, кто его знал на воле. То есть у своих подруг-анархисток. И они мне рассказали, что, оказывается, все знают о нём, что он очень плохой человек.

Точнее, первое, что мне написала моя подруга, это вопрос: Знаю ли я, что у него ВИЧ? Если я знаю, то это ок, это не страшно. Но я не знала. Тогда она написала, что Арман инфицировал несколько женщин ВИЧ.

То есть Арман тебе предложил выйти за него замуж и заняться сексом в комнате длительных свиданий, но не сказал, что у него ВИЧ?

Да. Я у него спрашивала, конечно, про «серьезную болезнь», о которой писали все СМИ, но которую никто не называл (как я позже узнала, хотя упоминание ВИЧ звучало на открытых заседаниях суда, адвокат давил на все СМИ, чтобы не было никакой информации, требовал удаления). Арман мне прямо ответил, что говорить о своей болезни он не будет. Адвоката я тоже спросила, ну тот, конечно, ответил, что это адвокатская тайна, такое он не может мне сказать.

Сейчас мне кажется очень странным, что при этом адвокат мне объяснял, как женщине полезен секс без презерватива, потому что ей нужно принимать мужскую сперму. Он говорил это не прямо про меня и Армана, а скорее просто объяснял мне, как правильно заниматься сексом. Спрашивал, стоит ли у меня спираль, принимаю ли я таблетки.

Я, конечно же, не стала настаивать на своих вопросах об этой «серьезной болезни», о которой никто не говорит вслух. Я подумала, что у Армана какая-то болезнь, которую он стыдится, например, у него стоит калоприёмник. Я подумала, ему неловко флиртовать и объяснять мне при этом, что у него калоприёмник. Это вызвало во мне ещё больше сочувствия к нему.

Как ты познакомилась с другими девушками, которых Арман инфицировал ВИЧ, насиловал, унижал?

Мне сказали о паблике для веганок, в котором уже был не один пост об Армане – как до его задержания, так и после. Да, о том, что он насилует женщин, что он инфицирует их ВИЧ, ну и о том, что ему нельзя верить. Я нашла эти посты и написала их авторкам. Так мы познакомились, и я узнала их истории, которые мы решили опубликовать.

А ещё у меня оказались общие подруги с его бывшей женой и дочкой. Жена и дочка уже уехали из России, но мои подруги мне рассказали, что знали эту семью и что Арман дочери совсем не помогал. Тогда я поняла, что он использует свою дочку только для пиара. Помню, как весь интернет облетела фотка, на которой Арман стоит в суде и держит в руках лист бумаги с надписью «Доча, ты космос», и буква А выполнена в виде значка анархии, вписанного в сердечко.
Тогда же я стала понимать, что Арман обманывал про то, что дать признательные показания его вынудили угрозы бывшей жене и бывшей девушке. Естественно, им угрожали, но я начала понимать, что Арман совершенно равнодушен к своим женщинам, в том числе и бывшим.

Позже моя подруга связалась с одним центром помощи людям, живущим с ВИЧ, оказалось, что там знают историю Армана и там получают помощь его жертвы. Все они анонимны. Я узнала от его жертв, что они планировали коллективный иск, но не смогли его подать. У нас нет системы анонимности для жертвы, которую инфицировали, а ВИЧ статус до сих пор является стигмой. Поэтому первыми жертвами судебного процесса стали бы они сами, эти девушки. Особенно это касается девушки, которая была несовершеннолетней на момент заражения.

Откуда ты знаешь об этих жертвах?

Я сама общалась с ними в телеграме. Но только одна ВИЧ-положительная девушка решилась на рассказ.

О скольких жертвах Армана ты знаешь, и со сколькими ты общалась сама?

Я знаю о десяти жертвах (не все они стали ВИЧ-положительны после незащищенного секса с Арманом). Сама я общалась с шестью девушками, в том числе с тремя ВИЧ-положительными девушками. Только три девушки решились рассказать о том, что случилось, ну и я.

Я знаю, что на самом деле девушек больше, потому что даже мне не хватило психологически сил написать всем, даже чьи контакты у меня уже были. Я не искала никого специально. Написала только нескольким, и от этого общения мне было очень тяжело и больно. На самом деле, мы не знаем, насколько много у него жертв.

Что тебе больше всего запомнилось об Армане?

Да много чего, но лучше пусть те, кто согласны рассказать, расскажут сами. Мне почему-то больше всего запомнилось то, что он уговаривал девушек резать их ножом во время секса. И делал это так: рассказывал про своих бывших, что они были в восторге. Но на самом деле эти бывшие, естественно, тоже от такой практики отказывались.

Меня поразило, что Арман специально уговаривал девушек на те виды незащищенного секса, где выше риск инфицирования ВИЧ для принимающей партнерки. Я думаю о том, что если бы меня не предупредили, я бы сама могла через это пройти и тоже получить положительный статус.

А еще такая мелочь… но почему-то врезалось в память. Арман любил говорить, что его мама веганка. Любил рассказывать, как ему удалось её убедить стать веганкой. А на самом деле она чемпионка Новосибирска по рыбалке. Я всё время думаю об этом. Что ни Арман, ни его мама не веганы. И это мне разрывает мозг. Ведь именно из-за веганства я изначально начала поддерживать Армана.

Я ни за что не стала бы осуждать Армана за то, что он не веганит в СИЗО, это как раз очень понятно. Мне взрывает мозг то, что он всё это время обманывает, якобы он был и остаётся веганом, хотя он и не был и не продолжает им быть.

Но сейчас Арман находится в СИЗО. Почему ты думаешь, что он всё ещё опасен для женщин? Может быть, он уже всё понял, осознал свои ошибки?

Я думаю, он патологически помешан на женщинах, на власти и разрушении женщин. Он с 15 лет фигурирует в прессе в каких-то историях, связанных с разрушением женских жизней, одна его близкая подруга в Новосибирске совершила суицид, он переписывался с девушками о суициде, когда был подростком. После этого он насиловал женщин, инфицировал ВИЧ, он смотрел и снимал, как над женщиной (его девушкой) совершается насилие: как её топят в ванне и сексуально насилуют.

Психически здоровый человек на это не способен. При этом он полностью вменяем, очень разумен, рационален, последователен.
Я думаю, он что-то типа маньяка-психопата, который как бы помешан на поглощении и разрушении чужих жизней. Я посмотрела на шкалу психопатии Хаэра и думаю, что у Армана есть все признаки криминальной психопатии. Хотя, разумеется, я ни разу не криминальный психиатр и это только моё субъективное мнение.

Арман толком не работал, он целыми днями только и делал, что общался с женщинами. И он в этом чертовски хорош, у него огромный непрерывный опыт соблазнения. Если верить Хаэру, психопаты не меняются. Ими не становятся, а рождаются, и ими не перестают быть. Хотя с годами поведение может стать более адаптивным просто в силу возраста, научения человека жизни в обществе. То есть Арман может научиться лучше шифроваться, но он никогда не изменится.

О том, что Арман опасен сейчас в СИЗО, говорит мой опыт. Он не изменился. Он продолжает те же самые отношения с девушками: соблазнение, основанное на обмане. Попытка выжать из женщины весь ресурс. Предлагает брак и секс и не говорит про ВИЧ.

Ты действительно думаешь, Арман такой мощный, что может принести реальный вред даже в тюрьме?

Раньше Арман был на свободе, но при этом он был никому не известным безработным, которого даже выписали из анархистского движа. А сейчас Арман стал героем, политзеком, он приобрел международную известность. Я сама считала политзеков по умолчанию святыми людьми, я верила каждому его слову. Но наиболее опасным Арман станет, когда выйдет. Он будет героем-анархистом, узником системы, и этого ему будет достаточно, чтобы продолжать насиловать и инфицировать девушек, потому что они будут ему полностью доверять.

Почему ты не боишься иска о клевете?

Позиция Армана всегда была «всё вы врёте». Но я думаю, против меня иск подавать не выгодно. Этот иск сделает кейс Армана очень громким, а его родственники и адвокаты, наоборот, стремятся всё это замолчать, скрыть от женщин. В крайнем случае я готова принять участие в судебном процессе о клевете. Это будет законной возможностью истребовать множество доказательств, которые бы подтвердили всё то, о чём я говорю. Например, из этого центра помощи ВИЧ-инфицированным, о котором я уже говорила (при сохранении их анонимности).

Ты подвергаешь сомнению заявления Армана о пытках?

Сейчас я уже сомневаюсь, что его пытали. Он сдавал своих в Новосибирске безо всяких пыток. В движе люди об этом знают. Скорее всего, он заявил о пытках из-за давления других родителей подсудимых ребят («Родительской Сети»), его адвокат мне говорил, они давили очень сильно, прежде всего на маму Армана и на него самого через неё. Позже мама начала волну о том, что Армана пытали. Арман хотел быть героем, ему нужен ореол мученика, он активно им пользуется и планирует пользоваться и после выхода на свободу. Ему нужна поддержка международного движа и «Родительской Сети». Он любил писать мне о пытках чуть ли не в стихах (тексты наподобие треков рэпа).

Ещё я обратила внимание, что Арман много раз говорил, как на него давят тем, что могут прекратить его лечение ВИЧ. При этом на воле он терапию не принимал, то есть на лечение ему наплевать. Это ещё один способ убедить всех, что его вынудили сдать своих. 

Так что это понятно, что уже после предъявления обвинения, когда опасность более тяжелой части статьи миновала, а более легкую статью ему всё равно не дали, он сказал про пытки: «Всё было, как у Димы» (другого подсудимого). Хотя, насколько я знаю, в самом начале ни каких-то признаков, ни заявлений о пытках близким от него было – в отличие от других ребят, которых пытали. Кстати, возможно, Арман стал не нужен следствию, когда у них уже были гарантии сделки с Игорем (хоть Шишкин в Петербурге, но тоже по «Делу Сети»).
Знаю, что не я одна сомневаюсь в заявлении Армана о пытках, но и некоторые другие люди в правозащитном движении, да и в движе тоже.

Почему ты решила опубликовать свою историю?

Я хочу предупредить других женщин. Я сама избежала участи жертвы только потому, что женщины предупредили меня. Да, я чувствую, что должна предупредить других женщин. Арману пишут очень многие, и скоро новая женщина может стать его женой и ВИЧ-положительной по его умыслу.

Как ты считаешь, Армана нужно поддерживать?

Думаю, его нужно поддерживать, только если разделяешь его ценности и его отношение к женщинам. На это нельзя просто закрыть глаза.

Поделиться ссылкой: